Мастерская Авторской Куклы
 О нас писали
Главная » Статьи » Пресса

"КУКЛЫ - ЭТО БОЛЬШЕ, ЧЕМ ИГРУШКИ" Автор: Светлана Новикова Дата: 14 июля 2008

КУКЛЫ - ЭТО БОЛЬШЕ, ЧЕМ ИГРУШКИ

Автор: Светлана Новикова

Рубрики: искусство, интервью

Дата: 14 июля 2008

 

 

Вам кажется, что куклы – всего лишь отголосок детства? Кукольных дел мастера думают совсем иначе...

 

ГАЛИНА ДМИТРУК, МАСТЕР ИНТЕРЬЕРНОЙ КУКЛЫ:

 

– Откуда возникло желание делать кукол? Можешь вспомнить первую?

– Желание делать что-то серьезное присутствовало всегда. В детстве я расшивала джинсы, сумки. И пришла к тому, что вещи, картинки, панно – это все равно что-то неживое. И, может, поэтому куклы. А вообще идея появилась из Ниоткуда. И первая моя кукла – деревянная непонятная хрень, вырезая которую, я порезала себе все пальцы. Навыков работы с деревом у меня не было. Это было в 11 классе. Потом начала пробовать лепить кукол. На этот раз куклы были из гипса. Затем попала в школу кукольного дизайна. Мне не хватало знаний. Я думала, что кукольники – это люди со специальным образованием, как художники, например. Но, оказалось, что можно обойтись и без него.

 

– Почему ты выбрала фарфор?

– У меня странный фетиш: запах фарфора мне просто сносит голову. Всегда было маниакальное желание дотронуться до него, вымазать об него руки. Фарфор такой монументальный в моем понимании. А внутри полый, и хочется чем-то заполнить эту пустоту. И если бы я рисовала себя, я бы нарисовала гранитную монументальную колонну. Поэтому фарфор мне близок по внутренним ощущениям.

 

– А в чем проявляется твоя монументальность?

– В моменты, когда от меня требуется искренность. Я такая четкая, серьезная, твердая, а не мягкая и пушистая, как валенные игрушки.

 

– Образы кукол. Как они возникают?

– Как правило, из моих личных переживаний. Иногда из снов. В голове постоянно какие-то психоделические штуки, что-то видишь. Это трансформируешь в мозгу, и потом появляется образ. Так или иначе, образы возникают из меня. А потом уже – форма воплощения.

 

– Были куклы, с которыми не хотелось расставаться?

– Для одной выставки я решила сделать серию «Улицы красных фонарей». Куклы назывались «Интрига», «Откровение», «Блаженство», другими словами «До», «Вовремя» и «После». Это была такая задумка – сделать очень эротичные образы, девушек с офигенной возбуждающей грудью, которые бы смотрелись где-то даже мистифицировано, но не пошло. Кукол купили. Я их даже не успела сфотографировать. И я расстроилась.

 

– Мне сразу запомнились твои куклы огромными, невероятной глубины, глазами, тонкими длинными пальцами, изящным профилем. Такие утонченные создания. А когда увидела тебя, поняла, что твои куклы – это ты…

– Я все время страдала тем, что у меня длинный нос. В школе меня обзывали. Проблема длинного носа преследо вала меня всю жизнь. Еще в детстве я нарисовала мужчину своей мечты, и он выходил носатый. А большие глаза мне кажутся красивыми. Когда же начала лепить кукол, сразу стал вопрос «Какое лицо сделать?» Получилось с такими глазами и носом. Я люблю рельефность. Есть девушки модельной внешности, такие лани. Мне не нравятся такие девушки. Грудь и бедра – вот, что должно быть у женщины.

Женственность. </ЕНСТВЕННОСТЬ.< p>

 

– Выходит, все свои внутренние переживания и представления ты культивировала в своих работах?

– В жизни тем или иным образом я стараюсь доказать, что есть красота. Красота зависит от чего-то более глубокого. Может, и не совсем от людей. Красота – это ощущение. Должна быть какая-то энергетика. Ты не рассматриваешь отдельно пальчики, ручки, грудь. Когда внутри появляется «Ах!», – вот это уже ближе к красоте. Это как макияж. Когда люди говорят: «Как красиво у тебя подрисованы глаза, накрашены губы», – это значит, они видят твой макияж, но не видят твой образ, не видят тебя. Если я увидела лицо в толпе и потом детально его разрисовала: вспомнила, какие ресницы – значит, оно было простым. А если я увидела лицо, и единственное, что я помню «Это лицо было божественным!». И при этом не могу вспомнить, какого цвета были глаза, какие были брови – это, действительно, загадка. Внутреннее и внешнее – нераздельно. Даже когда у меня спрашивают про внешность у кукол, я все равно говорю про их душевное состояния, и, тем самым, про свое. Я хотела, чтобы моих кукол забывали, помнили только ощущение и не могли вспомнить, какие были туфельки, бусики.

 

 

 

 

– Ты их делаешь ночью. Почему?

– Весь мир заснул, а ты живешь. И время как бы остановилось, а ты продолжаешь что-то делать.

 

– У художника мир материализуется в картины, а у тебя – в куклы?

– Образ девочки в беретке с планшетом или тубусом сидел во мне еще с детства. Мое творчество воплотилось в куклах. И, когда я говорю, что делаю фарфоровые куклы, я понимаю, вот это – мое настоящее.

 

ГАЛЕРЕЯ

 

 

ИРИНА РОЖКО, ПЕДАГОГ ШКОЛЫ КУКОЛЬНОГО ДИЗАЙНА:

 

    – Что самое сложное в процессе изготовления куклы?

– Самые сложные моменты – рутинные, когда кукла слеплена и готова к сборке. Важно собрать ее правильно, просчитать пропорции. Это не очень творческий момент. Он, скорее, больше технический. Сказать, что куклу сложно лепить, я бы не сказала. Потому что, если ты держишь в голове образ, то ты уже к нему идешь, думаешь о нем.

 

– А теперь от сложных моментов – к приятным…

– Когда вырисовываешь глаза. Кукла раз – и ожила! И от этого невозможно уже оторваться. У меня были обстоятельства, когда я в одной комнате работала и спала. Я на ночь набрасывала кукле тряпочку. Был контакт глаза-В-глаза, и она мешала спать. Еще очень приятно делать аксессуары, продумывать туфельки, зонтик, шляпку. Наделять незаметными

деталями. Потом, когда обладатель рассматривает куклу, или она живет дома, вдруг находить у нее в кармашке монетку или колокольчик в незаметном месте…

 

– Насколько первоначальная задумка совпадает с конечным результатом?

– По-разному. Если портретная кукла, то цель – соответствовать образу конкретного человека. Если фантазийная кукла, то она начинает играть с тобой. Когда лицо слеплено и нарисованы глаза, она начинает диктовать. Тут уже почти мистические вещи происходят: не хочет она так сидеть, или прическа ей эта не нравится. Бывает, что по несколько раз переделываешь прическу и переодеваешь.

 

– Была какая-нибудь капризная кукла, когда задумывалась блондинка, а она: «Нет-нет. Я брюнетка!»?

– Коломбина. Ей приходилось несколько раз менять прическу. Она находилась в разных образах в разных галереях. И когда ей, наконец, все понравилось, ее купили за неделю. Все сложилось. А так она все баловалась.

 

- Я так понимаю, когда человек делает куклу, у него как у творца и творения возникает некая невидимая связь. И, вроде, есть знания и умения сделать все точно по образу, но потом все равно что-то выбивается: «Я не хочу! Не так!» Такая связь с куклой устанавливается сразу?

– Да. Это прям как папа Карло и Буратино. Кукле нельзя навязать что-либо. Когда начинаешь делать куклу, ты находишься в одном состоянии, а когда заканчиваешь – в другом. Она меняется вместе с автором. Автор меняется, меняется его видение, эмоциональный фон. То, что автор задумал первоначально, может к концу быть не актуально. В начале у него горели страсти, а потом все стихло. Естественно, кукла – это как отражение, зеркало происходящего внутри.

 

– Насколько правдивы мистически рассказы о куклах?

– Такие вещи бывают. Вот мой домовенок Кузя, к примеру. Мне его второй раз отдают в ремонт. У него дважды ломаются пальцы так, как будто он падал на руки. Во второй раз еще и щека отбилась. Хотя его никто не трогал, он просто сидит на антресолях. Может, он гуляет по ночам, или хулиганит, или его там не любят? Не знаю. Но какая-то странная история для меня. Была история, когда кукла притянула образ. Женщина купила куклу, которая никак не хотела продаваться. Кукла была такой легкомысленной, с кудряшками, в бальном платье. Прямо кукла-цветочек. И пришла эта женщина, просто обняла ее и сказала: «Все. Беру. Она мне нравится. Я даже знаю, где она будет жить». У нее дома много цветов, и она посадила ее среди этих горшков. В общем, кукла нашла там свое место. Буквально через пару месяцев сын приводит в дом девушку – копию этой куклы. Женщина себе как бы невестку нашла, и сын ее привел. Такой момент материализации случается. У куклы Марии Антуанетты (автор Наташа Победина) дважды отваливалась голова: один раз по дороге во Францию, другой раз по дороге в Москву. Такой интересный момент. Можно относиться к этому серьезно, а можно на «ха-ха». Но что-то есть, потому что кукла – это образ. Образ может накладываться.

 

– Когда человек решает купить куклу, насколько она уживается потом дома?

– По-разному. Обычно, все нормально. Но случается момент несовпадения. Мне рассказывала Ирина Мызина, владелица галереи «Вахтанов» в Москве, про одну очень дорогую куклу. Такая красивая, фарфоровая, в бальном платье кукла. Но с лица такая стерва. В нее была вложена некая холодность, агрессивность. Ее дважды покупали мужья для своих жен и приносили обратно. Говорили, что невозможно дома находиться. Начинались ссоры, скандалы. Кукла выживала жен. Было полное ощущение, что в семье появился третий лишний, который мешает жить. В конце концов, куклу купила для себя деловая женщина.

 

– Если смысл дарить куклу или лучше выбрать самому, чувствуя, что тебе она точно подойдет?

– Есть коллекционеры кукол. В таком случае кукол дарить уместно. Бывает, человек сам не знает, чего хочет. Но, наблюдая со стороны, ты понимаешь его стиль, чем он интересуется. Или есть визуальное сходство с этим человеком. Уместно дарить портретных кукол. Хотя есть определенный риск: А вдруг не понравится? У меня был случай, когда одна организация, работающая с Игорем Угольниковым, заказала его портретную куклу на юбилей. Мне дали фотографию и сказали: «Вот, это его характерная улыбка, когда он хочет сказать кому-нибудь гадость. Пожалуйста, с этой улыбкой». Я напрягалась, вроде сделала все по фотографии. В общем, улыбка получилась не зловредная, а даже такая жизнерадостная. Он сидел на троне в королевской мантии. Проглядывало что-то наполеоновское. Это был такой заказ. Я попросила, чтобы рассказали потом, как все прошло. Я ведь тоже волнуюсь. И мне сказали, что он скакал как ребенок: «А это мне?». Реакция была совершенно детская. Никто не мог предположить подобного, человек достаточно сложный. В этом случае, когда у человека все есть и его удивить чем-то крайне сложно, кукла – как раз подходящий подарок.

 

– Кого лепить интересней: мужчин, женщин или детей?

– Детей лепить сложнее всего. Потому что пропорции детей очень сильно отличаются от взрослых. У детей подвижная мимика. Они всегда эмоциональны. Эти эмоции нужно передать правильно. Я видела дорогих немецких кукол, когда улыбающийся ребенок был похож на старичка. Это неправильно. Так не должно быть. Но, анализируя себя, заметила, что мне нравится больше лепить мужчин. Характерных персонажей.

 

– Насколько возрос интерес к кукле за последнее время?

– Можно сказать, что интерес достаточно большой. И, хотя, информации много и в печати и на телевидении о кукольных выставках, но приходят люди и говорят: «Первый раз вижу». Хотя в течение семи лет регулярно проводится осенью тот же «Балаганчик». Очень приятно меня удивила реакция академиков наших. Как-то на выставке пришел один скульптор: «Представляете! Там так неправильно слеплена кукла, но у нее губ накрашены, вот как женщины красят!» Я посмотрела, кукла не очень удавшаяся, первая кукла автора. Но она настолько в характере, в ней столько задора! И эти губки, и что-то такое в глазках есть. Совершенно замечательная кукла! Скульптор продолжает: «Понимаете, как интересно, одежда настолько подходит к образу, к выражению лица!» Вот это – высокая похвала. Потому что скульптор имеет перед собой другую задачу, он должен передать анатомические, портретные особенности, а задача куклы – передать образ, показать характер, передать динамику, если это задумано. Если кукла в динамике, в движении – это вообще высший пилотаж. В интерьере это тогда что-то удивительное: бежит мимо, или летит с парашютом.

 

ГАЛЕРЕЯ

   

СПРАВКА «НЕОПОЛИСА»

 

Где купить или заказать?

В галереях «Эмоция», «Славутасць», «Славутыя майстры» Вам предложат куклу или помогут связаться с автором.

Где можно научиться делать куклу?

В Школе кукольного дизайна.

Когда запись?

10 сентября на выставке кукол «Балаганчик» в Пушкинской библиотеке или на сайте www.belladoll.narod.ru

Стоимость обучения?

На конец минувшего учебного года стоимость составила от Br60 до Br80 тысяч в месяц, в зависимости от количества людей в группе.

Длительность курса:

5 месяцев

Что нужно?

Желание. Специального художественного образования не требуется. Наличие портняжьих умений приветствуется.

Какой возраст?

От 15 и старше.

КОММЕНТАРИИ

Начало формы

Написать комментарий

Только для зарегестрированных пользователей

© 2008 «Неополис»
При перепечатке ссылка на neopolis.by обязательна.
Учредитель: ЧРКУП «Неополис»

Категория: Пресса | Добавил: ИНШ (17.08.2009)
Просмотров: 1340 | Рейтинг: 0.0/0
Воскресенье, 24.09.2017, 06:21
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход
Поиск
Форма входа
Категории раздела
Пресса
Видеоматериалы
Наш опрос
Оцените дизайн сайта
Всего ответов: 60
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Copyright MyCorp © 2017
    Сайт управляется системой uCoz